История с географией Всеволода Емелина

Сборник стихов Емелина разных лет – без сомнения, один из крупнейших поэтов наших дней – да простит меня Быков. Мне кажется, большинство из опубликованного здесь у меня уже есть в трех различных книгах – что поделать, не купить книжку Емелина я не могу.

Чего точно нет – его пьесы “Кризис” для Театра.doc – ну и нескольких стихов последних лет. Пьеса мне не очень, хоть порой была весела. Вне контекста сцены из пьесы постить не хочу – лучше выложу ниже для приличия его предновогодний стих 2010/2011 г. – да простит меня автор за такое безобразие и нарушение прав (хоть и копирую прямо с его блога).

Но, конечно, любим нами Емелин не только и не столько своими новыми злободневными стихами, а своим стародавним циклом про смерть современных героев – содержащим такие бессмертные шедевры, как, например, “Баллада о белых колготках” и “Баллада о белокурой пряди и автобусном круге” – вторую даже кто-то не поленился прочитать с выражением и сделать весьма занимательный YouTube ролик – enjoy, if you can enjoy it.

Жаль одно – горькие нотки в словах Емелина приобретают все больше и больше привкус легкого национализма (а тут и мистер Навальный туда же подался, трубит в этих выходные интернет-пресса) – а это, конечно, не со мной. Ну посмотрим.

Новогоднее

Страшен был год 2010-й от РХ,
Много знамений грозных было явленно на Руси.
Встал, например, судья на процессе по МБХ
И приговор обвинительный провозгласил.

Разрушал нам кризис свободный рынок,
Нас пожары жгли, нас, как будто зайцев,
Травили ядовитым болотным дымом,
Но никто не услышал призыв «Покайтесь!».

Куда нас только не били
Дубинками и плетьми.
Москва подавилась автомобилями,
Аэропорты – людьми.

Осиротела столица
Нашей великой страны.
Возникли новые лица,
Но как безнадежно бледны!

А народ всегда недовольный,
Снова встал нац.вопрос во весь рост
На Манежной площади школьники
Учинили таки Холокост.

Если взглянуть на действительность без розовых очков,
То удивишься, откуда она берет такую траву.
Хорошо хоть спецслужбы не дремлют и полковник Квачков
Не поведет своих арбалетчиков на Москву.

Зато Москву сковал какой-то подозрительный лед,
Превратив город в царство Снежной королевы,
И между машинами жмущийся пешеход
То направо упадет, то упадет налево.

Покрывшиеся разом
Коркою изо льда,
Деревья бьются как вазы
И рвут собой провода.

Дорогие односельчане,
Кричу как диктор в эфир,
Не разбейте случайно
Этот хрустальный мир.

Милые мои, пьяные, болезные,
Едущие на метро с корпоративов,
У наших ног разверзается бездна,
А мы прелюбодействуем без презервативов.

Всем желаю живыми остаться
Среди творящейся хуеты.
Чтобы не зарезали на бульваре кавказцы
И не расстреляли в магазине менты.

Недолго осталось, братцы,
Уже при дверях нас ждут
Не то результаты модернизации,
Не то, как минимум, Страшный суд.

Advertisements

Песни Сольвейг Всеволода Емелина

Купил в Фаланстере последний сборник стихов, которые Емелин писал специально для пермской Соли. Продавец сказал – правильно, берите, это остатки тиража, он закончился уже – я спросил – что, мне две купить? ))) Немудрено – 500 копий, это и не тираж, а так.

Также взял еще второй какой-то сборник, proper издание, proper тираж – но там новых стихов мало – старые в основном – посмотрим.

Конечно, озлобился Емелин, политизировался донельзя (а, может, это влияние Соли) – это уже не аутсайдер и певец рабочих окраин – это прям-таки Быков какой-то, гражданин поэт ни дать ни взять.

Вот чудная цитата из стихотворения “Защита Лужкова” – про Прохорова читайте сами

Все на Лужкова хотят повесить —
Взятки и ментовской произвол,
И что в страшное лето–2010
Он спасал от отравления пчел.

Повсюду пылали деревни и села,
В офисах не хватало кондиционеров,
Но не они, а сраные пчелы
Занимали вниманье московского мэра.

А что, по-вашему, было делать надо?
Москвичей, что-ли, эвакуировать заодно?
Да в москвичах больше, чем в пчелах, яда,
Но пчелы вырабатывают мед, а москвичи одно лишь говно.