Serenity: Better Days by Joss Whedon, Brett Matthews and Will Conrad

Better Days, volume 2 of Serenity comic books, was actually much better than volume 1. It actually had a feel of typical Firefly spirit from the TV series, of fun, action, some humor, and a tiny bit of clumsiness.

In a nutshell, I liked it. The rest of the shorter stories, nothing impressive. Oh well.

 

Advertisements

Serenity: Those Left Behind by Joss Whedon, Brett Matthews and Will Conrad

Breaking through my block of buying e-comic books for kindle, I've decided to start from the least valuable chewing gum crap, which I won't regret not having in physical paperback or hardcover form on my shelf.

Joss Whedon's Firefly / Serenity comic books are nothing too worthy of attention – still, bought the second volume already. Eh.

 


30 Days of Night: Dark Days by Steve Niles and Ben Templesmith

Good art, poor storytelling. The original 30 Days of Night book was much stronger than this sequel and resulted in a no less scary motion picture.

Nothing to report, folks, really – just 120 pages of vampire driven chewing gum – but again, Ben Templesmith's sloppy, raw drawing style fits it perfectly.

So sad very few decent comic books are available for kindle. Yet. Oh well.

 


The Walking Dead vol. 17: Something To Fear by Robert Kirkman, Charlie Adlard and Cliff Rathburn

Important change for me – after very long deliberation and sixteen volumes on my shelf, I stepped over my collecting craze and bought #17 electronically for kindle (kindle for ipad, that is, of course). Cheaper, faster and the quality of scan was great. Amazon promised panel-by-panel view – but somehow they lied.

While vol. 16 was boring as hell, in vol. 17 (actually, numbers 97-102 of the actual serialized comic) the hardcore action returns. And given these bits were likely created in parallel with Walking Dead: The Game by Telltale Games (which is absolutely fabulous and beats both the comic book AND the TV series combined – something I couldn't have expected) – similar topics appear. Bandits taking 1/2 of the supplies – or killing all. Zombies are nearly out of the picture. As usual, people are worse and scarier. Looking forward to vol. 18 – or should I start buying original 103, 104 volumes etc?

 


Тюрьма и воля Михаила Ходорковского и Натальи Геворкян

На удивление, МБХ оказался очень ничего автором. Человек с рублем образца 1992 года я не читал (думаю, не попробовать ли?), Левый поворот был произведением газетным и программным – а тут, глядя, как он чередует главы с Геворкян, понимаешь – а МБХ ее переигрывает, вот.

Много интересного почерпнул из книжки, реально. Ибо что-то из славной истории МБХ и Менатеповской доразгромной как-то мимо меня прошло. А разгром – ну, разгром. С ним все понятно как раз.

Самое интересное, imho – даже не авантюристские комсомольские 80-е и не буйные малиновопиджачные 90-е, не Сурков в Менатепе, нет. Самое интересное – это тюремные хроники. Ну как-то так.

Тюрьма является как бы увеличительным стеклом для наблюдения за общественными процессами.

Когда в стране резко снижался уровень жизни, то через некоторое время в тюрьме питались травой в буквальном смысле этого слова. Последний раз, по рассказам, такое случалось в 1999–2000 годах. Счет дистрофикам, как рассказывают, шел на десятки и сотни.

Я этого, к счастью, не застал, но был поражен наличием полностью безграмотных молодых людей. То есть вообще не умеющих в свои 20 с хвостиком лет ни читать, ни писать.

Я был свидетелем смены «контингента» в Матросской Тишине, когда на место маньяков и уличных преступников в массовом порядке стали поступать люди, у которых рейдеры в погонах отнимали собственность.

Я наблюдал, как, отдав собственность, они выходили со сроками и без.

Я видел, как в тюрьму пошли правоохранители и их подручные из числа «коммерсантов», пострадавшие в ходе междоусобных войн ведомств, как с недоверием восприняли медведевские инициативы и как стали спустя некоторое время благодаря им выходить на свободу, возвращать свое добро. Пусть пока частично.

Нет, в тюрьме, несмотря на все ограничения, многое хорошо заметно из того, что происходит на воле.

Человек в тюрьме, несомненно, меняется. Тюрьма сходна с инвалидностью, когда одни, неработающие, системы восприятия восполняются обострением других. Взамен сократившемуся количеству внешних раздражителей приходит большая чувствительность к остающимся.

Те, кто долго находится в тюрьме, любят смотреть мультфильмы, острее реагируют на события во внешнем мире, гораздо тоньше ощущают окружающих. Выходившие после долгой отсидки на волю рассказывают, что первые несколько месяцев читают людей как открытую книгу. Потом «сверхвосприимчивость» проходит.

Несомненно, тюрьма меняет и этические нормы. Особенно в молодых, не устоявшихся головах. Если на свободе 95 % людей в обычной жизни вранье считают чем-то не очень хорошим, а жестокость не относят к норме, то в тюрьме все не так.

Врать нельзя «своим», красть нельзя у «своих». Жестокость — норма. Причем такие правила навязываются не только (а может, и не столько) преступным сообществом. Это правила, по которым живут «сотрудничающие с администрацией» и сама «администрация». «Зона» — большая деревня. Здесь все, всё и про всех знают. Да никто особо ничего и не скрывает: «опера» всех «разводят» и подставляют, все и всё воруют, в ШИЗО бьют (впрочем, не только в ШИЗО), услуги покупают и т. д. Может, только торговля наркотиками идет сравнительно негласно. Хотя и про наркотики в общем все известно. Я лично, например, только в «зоне» увидел гашиш в брусках, «пятаки», «химки», марихуану, которую в сезон курили почти все. Странный, сладковатый дымок. Очень характерный…

Вообще-то смешно. Приехав в «зону», я сначала не мог понять: люди ведут себя как пьяные, а запаха нет. Потом понял…

 


Слон на танцполе Евгения Карасюка

Неплохая книжечка. Евгений Карасюк из Forbes, надо признаться, довольно хорошо освоил жанр бизнес-романа, столь популярный в стране, чьим гражданам почему-то хотят отказать в праве усыновлять российских сирот. А при учете, что добрая половина из действующих лиц сей саги мне знакома в большей или меньшей степени, для меня ее читать было интересно вдвойне (хотя, признаюсь, и про Enron, и про Lehman, и про MS, и про Goldman читать было тоже весьма интересно).

Отметить хочу следующее. Во-первых, хоть что-то и приукрашено, не без этого – в целом выглядит весьма правдоподобно. А во-вторых, хоть я и решил, что факты и их интерпретации в этой истории я комментировать не буду – тем не менее, ясно, что всё только начинается. Банку еще есть над чем поработать – как мне кажется, в ритейле и IT прежде всего.

Евгений, так когда ждать сиквела?

P.S. Ну а для тех, кто, как и я, полюбил читать с киндлов и иже с ними девайсов – господа, долой пиратство, лицензионная книга стоит каких-то там 299 руб. на прекрасном сайте www.litres.ru – и заплатить можно баллами Сбербанк спасибо! Вот.

 


Чечня. Год третий Джонатана Литтелла

Как follow up к чеченским Патологиям Прилепина решил прочитать короткую журналистскую книжку Джонатана Литтелла, мегаизвестного автора Благоволительниц, написанную про Чечню и Рамзана образца 2009 года. Я, конечно, и раньше вроде и читал урывками Политковскую и иже с ней (в основном, про войну, правда), и за прессой независимой следил – но, конечно, повергла меня книжечка в уныние.

С одной стороны, я совсем не фанат арабской весны, ну ни на грамм просто – просто, как мне кажется, диктаторские, но куда более светские режимы Египта, Туниса, Ирака и Ливии (да и Сирии, впрочем) куда мне понятней, раз, да и для местного населения бедного лучше, два, чем исламски настроенные правительства формации The Muslim Brotherhood. Ибо социалисты-автократы-царьки типа Мубарака в долгую поумней будут демократически и нет избранных исламистов, с которыми это все идет по одному пути – Иран, Иран, Иран. Не люблю я Тегеран после 1980 г., вот.

С другой, суть книги Литтелла сводится к тому, что режим РК все больше и больше совмещает в себе худшее от обеих зол – и диктатура РК такая, что мама не горюй, что-хочу-то-ворочу, себе царь и бог, и при этом и хиджаб на улице, и шариат по-полной.

И непонятно, прав ВВ в этой ставке или нет. И какие еще у него варианты были. А людей обычных жалко, да. Хорошая книжка.

=========

«Чечня – это что-то вроде 1937 или 1938 года», – заяв­ляет мне в небольшом москов­с­ком офисе Алек­сандр Черкасов, один из руко­во­ди­те­лей «Мемориала», круп­ней­шей россий­с­кой право­за­щит­ной организации. «Там завер­ша­ется обшир­ная прог­рамма строительства, люди полу­чают жилье, там парки, в кото­рых играют дети, там спектакли, концерты, все выгля­дит нормально, а… по ночам исче­зают люди». Это срав­не­ние прихо­дится часто слышать от россий­с­ких правозащитников, и, как заме­чает Черкасов, оно не притя­нуто за уши, но осно­вано на реальных фактах: коли­чес­тво убитых или пропав­ших без вести на каждые 10 000 жите­лей за послед­ние 10 лет в Чечне, по мнению Черкасова, пропор­ци­онально превос­хо­дит коли­чес­тво жертв больших сталин­с­ких чисток. Но прежде всего это срав­не­ние пере­дает иллю­зию нормальности и даже реальность нормальности для тех, кого не затро­нул террор.

=========

Но за «возвращение к традициям», осущес­т­в­ля­емое Рамзаном, его сило­ви­ками и имамами, платить прихо­дится прежде всего женщинам. «Диктатура, кото­рая уста­нав­ли­ва­ется здесь, в первую очередь осно­вана на униже­нии женщины», – конс­та­ти­ро­вала Наталья Эсте­ми­рова в апреле перед каме­рой Милены Солуа. Платок уже обяза­те­лен во всех общес­т­вен­ных заве­де­ниях и в университете; при входе в Дом чечен­с­кой печати, например, плакат возвещает: «Дорогие женщины! С целью пока­зать уваже­ние к наци­ональным тради­циям и обычаям мы насто­ятельно просим вас входить в Дом печати с покры­той головой». Таня Локшина в Москве расс­ка­зала мне, что, несмотря на ее крест и как нельзя более русс­кое лицо, ее как-то выгнали из универ­си­тета охранники, так как она забыла надеть платок. Рамзан и его окру­же­ние также пропо­ве­дуют (и весьма открыто практикуют) многоженство, приду­мы­вая все новые аргу­менты о нехватке мужчин-чеченцев после войны и об обязан­ности для женщин «хорошо себя вести», прибе­гая даже к угрозам: «Лучше женщине быть второй или третьей женой, чем быть убитой [имеется в виду, что за дурное поведение]», – заявил Кады­ров в апреле в интер­вью «Российской газете».

=========

Так, большин­с­тво чечен­цев откро­венно полагают, что они побе­дили в войне. Мой друг Ваха воск­лик­нул во время одного из наших с ним разговоров: «Что Россия полу­чила из всего этого? Россия проиграла. Де-факто у нас независимость. Рамзан повсюду кричит о своей лояльности России, но здесь хозяин – он. Россий­с­кие законы здесь не применяются. Русс­кие никогда не смогут вернуться в Грозный, чтобы жить в нем». Умар Хамбиев, Куруев, еще один Умар гово­рили то же самое или почти то же. Когда я повто­рил это Пескову, он странно улыбнулся: «Правда? Ну да… Я никогда такого не слышал». Но для него, как и для его патрона Влади­мира Путина, в счет идет лишь один вопрос – вопрос о сепаратизме, о, как назы­вает его он сам, «бацилле сепаратизма»; обо всем остальном можно договариваться. По мнению Пескова, Москва без труда могла бы пред­с­та­вить вари­ант с «расширенным стату­сом автономии… как для Татарстана. Но лишь до опре­де­лен­ной крас­ной линии, – добав­ляет он, – и эта крас­ная линия сущес­т­вует для всех». Но ведь эту крас­ную линию Рамзан вроде бы посто­янно нарушает, и, наверное, именно здесь источ­ник замешательства.